Сортировка:
Черт выставлен ослом

Однажды чёрту захотелось продвинуться по службе, и он выпросил у Сатаны разрешение отправиться на землю. Тот отпустил его на день и чёрт, вселившись в тело повешенного накануне воришки, поступил в услужение к помещику Фицдупелю. Помещик всегда мечтал повстречать чёрта и тратил почти все свое состояние на колдунов и ритуалы, чтобы его призвать. Чёрт появился в тот же день, что и прожектер Меерплут, собиравшийся обобрать Фицдупеля, и юноша, решивший соблазнить его жену. И как чёрт ни старался, люди превзошли его в плутовстве и беспутстве.

Читать книгу
О кошках (сборник)

Брутальность и нонконформизм Чарльза Буковски «одомашнивались», когда он писал о четвероногих любимцах. Кошки были для него источником вдохновения, объектом любви, лекарством от тягот жизни, символом независимости. Ранящая искренность прорывается, когда Буковски пишет: «Животные вдохновляют. Они не умеют лгать. Они – сила природы. От ТВ я заболеваю через пять минут, а на животных могу смотреть часами и видеть в них лишь изящество и блеск, жизнь, какой она должна быть». Для Буковски кошки были больше, чем просто кошки, подтверждение тому – этот сборник.

Содержит нецензурную брань!

Читать книгу
По тропинкам севера

Великий японский поэт Мацуо Басё справедливо считается создателем популярного ныне на весь мир поэтического жанра хокку. Его усилиями трехстишия из чисто игровой, полушуточной поэзии постепенно превратились в высокое поэтическое искусство, проникнутое духом дзэн-буддийской философии. Помимо многочисленных хокку и «сцепленных строф» в литературное наследие Басё входят путевые дневники, самый знаменитый из которых «По тропинкам Севера». Творчество Басё так многогранно, что его трудно свести к одному знаменателю. Он сам называл себя «печальником», но был и великим миролюбцем. Читая стихи Басё, следует помнить одно: все они коротки, но в каждом из них поэт искал путь от сердца к сердцу.

Читать книгу
Альпийская фиалка

Аксель Бакунц является самым талантливым представителем армянской художественной прозы. В своих очерках и рассказах он изображал родной край и своих соотечественников. Его творчество отличается яркой самобытностью и особым, присущим лишь ему личностным началом. В центре его творчества – деревня со своей сложной социально-психологической проблематикой.

Читать книгу
Так говорил Омар Хайам. Рубайят о смысле жизни

Избранные рубайят Омара Хайяма о смысле жизни в переводе И.И. Тхоржевского. …Ответить на вопрос, в чем же смысл жизни человека, люди пробовали с тех самых пор, как они себя помнят, – то есть вот уже несколько тысяч лет. Это пытались сделать и великие пророки, и гениальные философы, и всеведующие ученые. Но ответа на этот вопрос пока что нет. Некоторые считают, что лучше всего о смысле жизни сказал Омар Хайям. Удалось ли ему приоткрыть завесу тайны? Сказать нечто новое? Нет. Но то, что сказал знаменитый мудрец, философ, ученый и поэт, – сказано красиво. А это уже много значит… При подготовке издания использованы восточные миниатюры, иллюстрации к рубайят Омара Хайяма иранского художника М. Таджвиди, а также картины художников Ж.А.В. Аведа, А. Дюрера, П.-Л. Бочарда, С. Ландела.

Читать книгу
Так говорил Омар Хайам. Рубайят о любви

Избранные рубайят Омара Хайяма о любви в переводе И.И. Тхоржевского и Л.С. Некоры. …Четыре строки о любви – много это или мало? Смотря кто написал их. Если автор Омар Хайям, то четырех строк достаточно, чтоб рассказать и о луноликой красавице, и о тайной страсти, и о муках ревности, и о том, что любовь – бесценный дар Всевышнего… При подготовке издания использованы иллюстрации к рубайят Омара Хайяма иранского художника М. Таджвиди, а также тексты рубаи в переводе И.И. Тхоржевского и Л.С. Некоры.

Читать книгу
Два стихотворения

«Степь легла передо мною…

Гаснет солнце на закате;

Как на крыльях соколиных,

Мчится конь мой все быстрее!

Городов и сёл не видно…»

Читать книгу
Видение Валтазара

«…На троне Царь. Среди палат

Вельможи, в пышном одеянье,

При свете тысячи лампад,

С ним разделяют ликованье.

Все радостью оживлено –

И в чашах древних, драгоценных,

Эгове прежде посвященных,

Кипит безбожника вино!..»

Читать книгу
Витязь в тигровой шкуре

Пpecтapeлый цapь Apaвии Pocтeвaн, нe имeя cынa-нacлeдникa, вoзвoдит нa пpecтол cвoю eдинcтвeннyю дoчь, кpacивyю и мyдpyю Tинaтин, питaющyю любoвь к cлaвнoмy pьщapю – пoлкoвoдцy Автандилу. Oднaжды вo вpeмя oxoты Pocтeвaн и Aвтaндил пoвcтpeчaли чyжecтpaннoгo витязя в бapcoвoй шкype, пoгpyжeннoгo в глyбoкyю скорбь. Bce пoпытки зaгoвopить c ним oкaзaлиcь тщeтными; к тoмy жe oн бeccлeднo исчез. Oгopчeннoгo цapя oxвaтилo yныниe, и Tинaтин пopyчaeт cвoeмy вoзлюблeннoмy вo что бы то ни cтaлo oтыcкaть зaгaдoчнoгo чyжeзeмцa. Aвтaндил oxoтнo бepeтcя выпoлнить пopyчeниe cвoeй пoвeлитeльницы. Пocлe дoлгиx и тяжeлыx cтpaнcтвий oн нaxoдит этoгo витязя, пo имeни Tapиэл. Bитязь paccкaзывaeт Aвтaндилy cвoю пeчaльнyю иcтopию: oн – oтпpыcк цapcтвeннoгo poдa, вoeнaчaльник и aмиpбap caмoдepжцa Индии Фapcaдaнa, тepзaeмый cтpacтнoй любoвью к coлнцeликoй цapeвнe Hecтaн-Дapeджaн. Цapь Фapcaдaн peшил выдaть Heстaн зaмyж зa xopeзмийcкoгo цapeвичa и oбъявить ero нacлeдникoм пpecтoлa, xoтя пo пpaвy нacлeдникoм cчитaлcя Tapиэл. Hecтaн yгoвopилa cвoeгo миджнypa (вoзлюблeннoгo) yбить coпepникa и зaxвaтить власть. Цapeвнy oбвиняют в пpecтyпнoй любви к мятeжникy и пoдвepгaют cypoвoй кape: пocлe жecтoкиx пoбoeв ee тaйнo yвoзят зa пpeдeлы Индии. Tapиэл бpocaeтcя нa пoиcки любимoй, нo тщетно. Пoтepяв вcякyю нaдeждy oтыcкaть ee, oн noкидaeт oтeчecтвo, yeдиняeтcя и живeт в пeщepe. Aвтaндил бpaтaeтcя c Tapиэлoм, yтeшaeт, oбнaдeживaeт eгo, и oни вмecтe oтпpaвляютcя нa пoиcки Hecтaн-Дapeджaн. Haкoнeц oтыcкивaeтcя ee cлeд. Пpeкpacнaя цapeвнa зaключeнa в нeпpиcтyпнoй кpeпocти Kaджeти Tapиэл и Aвтaндил пpи coдeйcтвии тpeтьeгo пoбpaтимa, Фpидoнa, oвлaдeвaют кpeпocтью и ocвoбoждaют Hecтaн. Paдocтныe, cчacтливыe пoбpaтимы-витязи вoзвpaщaютcя в poдныe кpaя.

Читать книгу
«Как лепестки весеннего цветка…»

«…Как лепестки весеннего цветка

В глуши лесов таинственно тенистой,

Дрожать, при первой ласке ветерка,

Улыбкою загадочно душистой…»

Читать книгу
«Только блеснет голубая денница…»

«…Только блеснет голубая денница,

Только что сон золотой убежит –

Злая, громадная, черная птица

У моего изголовья сидит…»

Читать книгу
Плиш и Плум. Две собачки

«…О, ужас! Гадкие щенки,

В тарелки сунув языки,

Лакают громко молоко…

Представить сцену нелегко!…»

Читать книгу
Макс и Мориц, или Два шалуна

«…Много есть про злых детей

И рассказов, и статей, –

Но таких еще проказ

И не слыхано у нас!

Да, сознаться мы должны…»

Читать книгу
Сад любви (сборник)

В поэтический сборник «Сад любви» включены бессмертные четверостишия Омара Хайяма, классика персидской поэзии, великого философа, астронома и математика. В это издание вошли лучшие русскоязычные переводы О. Хайяма.

Читать книгу
Ножик профессора

Поэтическая книга «Ножик профессора» Тадеуша Ружевича (1921–2014) относится к вершинным достижениям его поэзии, созданным в 1990–2000 гг. Поэт выступает здесь от имени своего поколения, хранящего память о трагических событиях ХХ века, но его творчество запечатлевает также искания и метания последующих поколений. При этом поэт осознает свою принадлежность к великой традиции европейской культуры: поэзии Норвида и Пшибося, живописи Матейки и Стшеминьского, скульптуры Ксаверия Дуниковского и Алины Шапошников, вплоть до философии искусства профессора Мечислава Порембского – героя этой поэмы, владельца лагерного «ножика».

Книга была написана в 2001 г. и номинировалась на получение премии Ника – высшей литературной премии Польши – в 2002 г.

На русский язык переводится впервые.

Читать книгу
Избранные стихотворения

«Дитя мое! Приди, склони головку

Ко мне на грудь. Гляди: на темном небе

Потухли звезды, месяц закатился

И ночь на мир накинула завесу…»

Читать книгу
Римские сонеты

30-е годы XIX века. По Риму ходят в списках сонеты, которые немалая часть читателей считает фольклором. Самолюбие автора – поэта Джузеппе Джоакино Белли – не может не страдать от этого, но анонимность зачитанных до дыр листков со стихами защищает его, гражданина Папского государства, от блюстителей политических устоев и нравственности. Отказавшись от литературного итальянского языка в пользу римского диалекта, Белли дает голос человеку из толпы, отличающемуся зорким глазом и метким словом. Для героев римских сонетов нет запретных тем, они не лезут за словом в карман, их речь отличают яркость, сочность, острота, восприятие ими жизни роднит их с иными гоголевскими персонажами, – недаром автор «Ревизора» первым из европейцев увидел в Белли большого поэта.

Читать книгу
Испанский театр. Пьесы (сборник)

Поэтическая испанская драматургия «Золотого века», наряду с прозой Сервантеса и живописью Веласкеса, ознаменовала собой одну из вершин испанской национальной культуры позднего Возрождения, ценнейший вклад испанского народа в общую сокровищницу мировой культуры. Включенные в этот сборник четыре классические пьесы испанских драматургов XVII века: Лопе де Вега, Аларкона, Кальдерона и Морето – лишь незначительная часть великолепного наследства, оставленного человечеству испанским гением. История не знает другой эпохи и другого народа с таким бурным цветением драматического искусства. Необычайное богатство сюжетов, широчайшие перспективы, которые открывает испанский театр перед зрителем и читателем, мастерство интриги, бурное кипение переливающейся через край жизни – все это возбуждало восторженное удивление современников и вызывает неизменный интерес сегодня.

Читать книгу