Сортировка:
Изволят тешиться

«Кукольная комедия, разыгранная думским большинством в пятницу, когда хотел говорить Милюков, выясняется.

Видите ли, поездка Милюкова в Нью-Йорк испортила хитроумные планы некиих доморощенных дипломатов, потративших все скудные запасы своего мозга на построение карточных домиков…»

Читать книгу
Из современных настроений. Толстый и тонкий

Фельетон написан непосредственно после опубликования эсером М. Энгельгардтом в газете «Свободные мысли» статей «Без выхода» (7 января) и «Признаки времени» (4 февраля 1908 г.). В первой статье, которая получила резкую отповедь Горького, Энгельгардт в тоне крайнего пессимизма и безнадежного отчаяния говорил, что русский народ «оказался не богатырем, а „фефелой“, не Ильей Муромцем, а гоголевским Поприщиным», потому и революция погибла и братия черносотенцев торжествует.

Поскольку русский народ нереволюционен, – делал вывод буржуазный публицист, – всякие революционные попытки – бесполезная гибель людей, бесполезные жертвы.

Столь же мрачны были пророчества Энгельгардта и в его статье «Признаки времени».

Читать книгу
Из современных настроений. Отрывок из письма

Фельетон перепечатывается впервые.

Фельетон написан в связи со съездом «Союза русского народа», происходившим в Петербурге 10-20 февраля 1908 г.

Читать книгу
Из записной книжки публициста

Помимо данных текстологического анализа, о принадлежности Воровскому псевдонимов «Псевдоним» и «Кентавр» свидетельствуют и другие факты.

Принадлежность этих псевдонимов Воровскому подтверждается в неопубликованных письмах и воспоминаниях Д. Тальникова, являвшегося фактическим редактором «Одесского обозрения», и сотрудника этой же газеты А. Мурова.

15 октября 1909 г. в газете «Одесские новости» было опубликовано письмо В. Воровского, Д. Тальникова, А. Мурова, подписанное их основными псевдонимами по «Одесскому обозрению» – «Астров, Дель-Та, Кентавр, Лоренцо, П. Орловский, Псевдоним, Д. Тальников, Фавн». Из воспоминаний Д. Тальникова (Д. Шпитальникова) и А. Мурова, а также из письма В. Ткачева, опубликованного в газете «Одесские новости» 17 октября 1909 г. (см. прим. к фельетону «Хилая роза»), известно, что псевдонимом «Лоренцо» подписывался А. Муров, псевдонимами – «Астров», «Дель-Та», «Д. Тальников» – Д. Шпитальников. Следовательно, остальные псевдонимы, в том числе «Псевдоним» и «Кентавр», принадлежали В. Воровскому.

Наконец, известно, что Воровский, единственный среди сотрудников «Одесского обозрения» владевший польским языком, выступал с рецензиями на гастроли польских артистов в Одессе. Эти рецензии подписаны: «Псевдоним».

Читать книгу
Лягушка

«Лягушка» – пародия на декадентские журналы, творчество писателей-модернистов, особенно воинственно выступавших после революции 1905-1907 гг. против реализма и противопоставлявших ему реакционное «чистое искусство», мистику и порнографию.

Читать книгу
Молчаливая дума

Фельетон написан в связи с событиями, разыгравшимися в Государственной думе после возвращения из поездки в Америку лидера кадетов П. Н. Милюкова. Несмотря на то, что Милюков выступал в Америке в духе умеренного либерализма, неоднократно подчеркивая преданность кадетов идеям конституционной монархии, правые депутаты подвергли его усиленной травле. Начало этой кампании положил реакционный журналист Меньшиков, обвинивший Милюкова «в измене».

Милюков пытался на нескольких заседаниях думы выступить с объяснениями, однако черносотенцы, правые, октябристы каждый раз покидали зал. Инициаторами скандала в думе явились бессарабские депутаты, черносотенцы Крупенский и Пуришкевич (последний публично обозвал Милюкова «мерзавцем»).

Выходки Пуришкевича и его компании объяснялись вовсе не тем, что Милюкова действительно заподозрили в революционном свободомыслии, грозящем самодержавным устоям, (хотя именно так он впоследствии и пытался представить дело). В кадетах, располагавших наибольшим количеством мест на скамьях оппозиции, черносотенцы и правые видели своих политических конкурентов, в думе, и с помощью очередной комбинации они пытались упрочить свое положение. При поддержке октябристов они добились того, что Милюков не был избран в думскую комиссию по государственной обороне.

Читать книгу
Надоедливый квартирант

На другой день после разгона царем I Государственной думы, 9 июля 1906 г., в Выборг съехалось около 200 депутатов, преимущественно кадетов. Они приняли обращение к «Народу от народных представителей». В этом обращении, известном под названием «Выборгского воззвания», содержался призыв к населению прекратить до созыва новой думы денежные платежи и поставку рекрутов правительству. Однако Выборгское воззвание было продиктовано не только и не столько протестом против правительственной реакции, сколько страхом кадетов перед возможностью новых серьезных народных волнений, поводом для которых мог явиться разгон думы. Характерно, что на судебном процессе по «Выборгскому делу», происходившем 12–18 декабря 1908 г., кадеты оправдывали Выборгское воззвание как попытку противопоставить тактику пассивного сопротивления большевистской идее вооруженного восстания. Несмотря на политическую умеренность Выборгского воззвания, несмотря на то, что его участники всячески подчеркивали «мирный» и лояльный по отношению к правительству характер своих выступлений, ЦК кадетской партии отказался присоединиться к нему. Участники «Выборгского дела» были приговорены к трехмесячному заключению, в их числе и депутат Государственной думы кадет Езерский.

По поводу Выборгского воззвания В. И. Ленин писал в газете «Пролетарий» 10 мая 1908 г.: «Выборгским манифестом он (либерализм. – О. С.) старался убить двух зайцев, лавировать так, чтобы можно было истолковать его поведение – смотря по надобности – и в духе поддержки революции и в духе борьбы с революцией» (Сочинения, т. 15, стр. 49).

Читать книгу
На Лысой горе

«Странные и страшные вещи творятся на Лысой горе в матери городов русских.

Лишь только наступают сумерки, из труб вылетают на метлах, кочергах, лопатах темные силы и тянутся на бесовские игрища.

Полетим и мы за ними, благо мрак царит благодатный…»

Читать книгу
На верном пути

«Если вам, читатель, приходилось иметь дело с забытым ныне Боклем, автором „Истории цивилизации в Англии“, то вы, вероятно, помните, какое значение придавал он пище, характером питания определял он и характер всей данной культуры.

И в самом деле: разве малую роль сыграли кровяные бифштексы в завоевательной политике англичан?…»

Читать книгу
Ну, и партия!

«Когда после выборов в Государственную думу в Таврический дворец съехалась добрая сотня октябристов, Гучков хлопнул по животу Плеваку и сказал:

– Ну, брат, не ожидал я, что нас столько в России! Да, мы и вправду партия!

И он побежал заказывать себе адмиральский мундир…»

Читать книгу
Опасная забава

Фельетон написан в связи с законопроектом прусского ландтага, направленным на экспроприацию польских земель и на еще большее ущемление гражданских прав поляков в Германии. Решение прусского парламента вызвало протесты мировой общественности. На анкету, которую польский писатель Генрих Сенкевич разослал в разные страны, чтобы выяснить отношение общественности к этому националистическому акту правящей германской верхушки, откликнулись многие деятели мировой культуры. Среди них был и Лев Толстой, который в своем письме, опубликованном во французской газете «Матэн» и перепечатанном в «Одесском обозрении» 15 января 1908 г., охарактеризовал намерения германских властей как «бандитский замысел угнетателей». Совершенно иную реакцию закон прусского ландтага вызвал в черносотенно-шовинистических кругах России.

Читать книгу
Опасный министр

Поводом к фельетону послужила речь царского министра финансов Коковцова, активного проводника политики Столыпина. После, убийства Столыпина (1911 г.) Коковцов занял его место на посту председателя Совета министров.

Читать книгу
О неграх в России

Поводом к фельетону послужила погромная речь руководителя «Союза русского народа» Дубровина в Костроме. Призывая членов местного отделения «Союза» к борьбе с революцией, Дубровин в то же время высказывал недовольство в связи с тем, что бюрократия, по его мнению, недостаточно воздает «союзникам» за их заслуги в борьбе с освободительным движением.

Цифры, приведенные в фельетоне, взяты Воровским из речи Дубровина.

Читать книгу
Переименования (Сон под Новый год)

«Как уважающий себя мастеровой непременно „полощет зубы“ в понедельник, так и уважающий себя фельетонист непременно должен видеть сон под Новый год.

Обыкновенно фельетонисты стараются видеть новогодний сон за несколько дней, чтобы его успели своевременно набрать и напечатать в новогоднем номере.

Но – в качестве фавна – я недоступен мелким человеческим слабостям и видел новогодний сон под самый Новый год. Вот чем объясняется позднее появление его в печати…»

Читать книгу
Победа над водкой

Поводом к написанию фельетона явилось очередное решение думской комиссии по борьбе с пьянством.

Читать книгу
Рассуждение благомыслящего человека о пользе иллюзионов

Разоблачая упадочнический характер буржуазного кино, Воровский как бы продолжал на страницах одесской печати линию М. Горького, который в 1896 г. в газете «Одесские новости» высказывал опасения по поводу того, что великое изобретение Люмьера, только что родившееся тогда на свет, «раньше, чем послужить науке и совершенствованию людей, послужит… и поможет популяризации разврата» (М. Горький. С Всероссийской выставки. Синематограф Люмьера. «Одесские новости», 6 июля 1896 г.).

Читать книгу
Роспуск парламентов во внеевропейских странах

Воровский писал фельетон непосредственно после роспуска меджилиса (персидского парламента).

Он использовал в фельетоне подлинные факты грубого попрания демократических прав народов Персии, Китая, Африки со стороны местных правителей и империалистических колонизаторов. Однако фельетон имел злободневное социально-политическое звучание и в условиях русской действительности. В июле 1906 г. царское правительство разогнало I думу. В июне 1907 г. была разогнана II дума.

Читать книгу
Рождественская элегия

«Наступили сумерки. На небе одна за другой зажглись и замигали звездочки. Наверху стало торжественно и молитвенно.

И город словно подражал небесам. Зажигали фонари на улицах. В окнах домов начал вспыхивать уютный свет.

Но вот, то здесь, то там замигали и заискрились огоньки – начали зажигать елки.

И стало так маняще-тепло в домах и так одиноко-холодно на улице…»

Читать книгу